Истеричка в форме прокурора: У Геворга Багдасаряна сдали нервы

19 января, после четырёхмесячного перерыва, возобновился судебный процесс по делу Роберта Кочаряна и других по обвинению в свержении конституционного строя. Напомним, что последнее полноценное заседание по данному делу состоялось 22 сентября. После завершения военных действий в Арцахе, в которых обвиняемые принимали непосредственное участие, несколько заседаний было отложено в связи с неявкой адвокатов по уважительным причинам.

Об этом сообщает Незыгарь




В ЗАЛЕ СУДА — ЗНАКОМЫЕ все лица. Судья – бессменная Анна Данибекян, в полном составе команда адвокатов, подсудимые, прокуроры. А перед резиденцией суда Шенгавита за полчаса до заседания, в условиях сильного снегопада, началась акция протеста сторонников Р. Кочаряна под лозунгом «Сдавшие Шуши судят освободивших Шуши». Само заседание, начавшись с часового перерыва в связи с отсутствием переводчицы для Юрия Хачатурова, оказалось очень насыщенным, отметилось прямым конфликтом сторон и продлилось около четырёх часов.


После перерыва суд приступил к рассмотрению так называемого ходатайства прокуроров, сильно озабоченных причиной частых, на их взгляд, отсутствий адвокатов. Разъяснения были предоставлены, однако выяснилось, что прокуроры выступили не с ходатайством, а всего лишь озвучили реплику. Судья, несмотря на недовольство обвинителей, встала на сторону защиты, не усмотрев в поведении защитников неуважения к суду.


Затем перешли к ходатайствам адвокатов об отводе прокуроров. Первым выступил Айк Алумян, представив ходатайство об отводе генпрокурора Артура Давтяна, участие которого в процессе по делу «1 марта», по мнению адвоката, недопустимо по многим обстоятельствам. В частности, Алумян напомнил, что 30 ноября 2020 года Пашинян вызвал глав силовых структур, в том числе Давтяна, на совещание, где говорил также о событиях в ночь на 10 ноября, когда произошли беспорядки.


Алумян подчеркнул, что подобные отношения между премьером и генпрокурором, обсуждавшими вместе ход расследования конкретных дел, прямо противоречат ряду положений отечественного законодательства и принципу самостоятельности прокуроров, ставя под серьёзное сомнение независимость генпрокурора. Тем более, что Пашинян выступает стороной в деле 1 марта, по которому сам был осужден за призывы к неповиновению и силовым акциям.


Адвокат зачитал фрагменты дела, описывающие события тех дней. Так, 29 февраля правоохранителями были получены сведения о подготовке крупной провокации с применением огнестрельного и иного оружия. Для проверки оперативных сведений утром 1 марта были осуществлены соответствующие шаги. Пашинян и его подельники, узнав об этом, распорядились оказать сопротивление правоохранителям, в результате чего 34 полицейских получили телесные повреждения, в том числе тяжкие.


Припомнил Алумян и нападение на полицейский автомобиль, регулярные провокационные заявления организаторов митингов, призывавших к насилию в отношении полицейских, распространение вопиющих ложных сведений о якобы убийстве маленькой девочки. А так называемая свидетельница, найдя в мусоре детскую туфельку, стала распускать слухи о том, что это, дескать, обувь убитого ребёнка. Участникам акции раздавались бутылки с зажигательной смесью. Руководил ими Пашинян, давая конкретные указания по сооружению баррикад, приказывая запасаться камнями для нападений на правоохранителей. Именно нынешний премьер призывал полицейских не выполнять свои обязанности, перейти на сторону митингующих и направить оружие против властей, напомнил адвокат.


ВЫСТУПИВШИЙ СЛЕДОМ АРАМ ВАРДЕВАНЯН представил ходатайство об отводе прокурора Геворга Багдасаряна ввиду его явной предвзятости. Вардеванян заявил, что у прокурора субъективное отношение к Р. Кочаряну, которое проявляется настолько явно, что не оставляет сомнений у стороннего наблюдателя. Адвокат подчеркнул, что именно при нынешней власти у Багдасаряна наблюдается головокружительный карьерный рост. Бесспорно, что за особое рвение в представлении позиции властей в процессе по делу «1 марта» его назначили прокурором Еревана, заместителем генпрокурора.


Адвокат отметил и тот факт, что, хотя заседания по данному делу всегда проводились по вторникам, в день освобождения Шуши 8 мая внезапно было назначено слушание, и тогда прокурор позволил себе заявление о том, что освобождение Шуши не играет роли в данном деле. При том, что на скамье подсудимых находятся те, кому страна обязана освобождением ныне оккупированного врагом Шуши. «Тогда был факт – Шуши наш. Теперь факт – Шуши сдали, 70% Арцаха нет, и у многих крепнет убеждение, что Арцах сдали», — констатировал адвокат. Он напомнил также о деле другого своего подзащитного, героя трёх арцахских войн Ашота (Ерката) Минасяна, где обвинителем (в деле об аресте) также выступает Геворг Багдасарян, как и по целому ряду других дел в отношении активных участников освобождения Арцаха.


«Почему Багдасарян не проходит ни по одному делу в отношении, например, блокировавших суды провластных деятелей? Как получается, что он всегда по одну сторону — там, где это выгодно властям?», — задался вопросами адвокат.


Ованес Худоян представил ходатайство об отводе Артура Давтяна, Геворга Багдасаряна, Петроса Петросяна. В качестве обоснования адвокат напомнил сделанную премьером 30 октября запись о том, что попросит сторону обвинения не противиться просьбе Роберта Кочаряна вернуть ему паспорт для поездки в Москву, что и было сделано, хотя экс-президенту так и не удалось выехать из страны. «Из записи Пашиняна очевидно, что сторона обвинения предпринимает шаги соответственно распоряжениям исполнительной власти», — подчеркнул Худоян, который привёл и другие примеры необъективности обвинения, при этом отметив подчеркнуто отрицательное отношение Пашиняна к выходцам из Арцаха.


Ходатайства об отводе прокуроров представили также адвокаты Эрик Алексанян и Карен Межлумян, отметившие очевидную связь между исполнением приказов и соответствующим «спасибо» властей.


С выступлением Миграна Погосяна обстановка в зале суда крайне накалилась. Адвокат начал речь с язвительного упоминания о недавней встрече Пашиняна с «образованным человеком», как ранее премьер охарактеризовал Ильхама Алиева. Заявление вызвало немедленную реакцию Геворга Багдасаряна, договорившегося до того, чтобы выяснить отношения с Погосяном после заседания. Адвокат, между тем, продолжил выступление в том же духе, позволив себе замечание в адрес «верховного лгуна». Тут уже судья, после очередного «взрыва» со стороны Багдасаряна, попыталась прервать его выступление. Произошла словесная перепалка при активном участии прокурора, после чего А. Данибекян объявила Погосяну судебную санкцию – замечание, одновременно призвав Багдасаряна не вмешиваться, иначе санкция может быть применена и в его отношении.


Далее очередь дошла до излишне эмоционального прокурора Багдасаряна, который принялся отвечать на многочисленные ходатайства о своём отводе. Он заявил, что во встрече премьера с главами силовых структур не усматривает ничего противоестественного, а собственное повышение по службе с политикой не связывает. Прокурор перечислил свой послужной список, отметив, что принят на работу в прокуратуре в 2013 году, а с 2016-го уже работал начальником управления.


БАГДАСАРЯН РЕШИЛ ОБЪЯСНИТЬСЯ и по поводу своего заявление 8 мая прошлого года. Он отметил, что никого оскорблять не собирался, лишь сказал, что освобождение Шуши не имеет отношения к данному судебному процессу. Прокурор также сообщил, что с большим уважением относится к освободителям города. «Состояние Шуши не имеет отношения к процессу. Это станет ясно, если мы опубликуем обвинительное заключение. Там нет упоминания Шуши. Я никогда не защищал тех, кто сдает», — заявил прокурор.


После этих слов страсти накалились. Насколько можно было расслышать, второй президент произнес слова, возмутившие Багдасаряна. «Я сам сдал? Уважаемый суд, я требую разъяснений. Кто сказал, что я сдал?», — буквально кричал прокурор. «Ты один из тех, кто сдал», — повторил Р. Кочарян. Чтобы восстановить тишину в зале, судье пришлось объявить перерыв на полчаса. После чего слово взял Роберт Кочарян, чью речь приведем с некоторыми сокращениями.


«Когда 2.5 года пытаются судить тех, кто освободил Шуши, Карвачар и т. д, все это прямо способствовало тому, что произошло 2 месяца назад. Есть пословица: когда нация не славит своих героев, она остается без героев. Когда люди содействовали тем чиновникам, которые прямо ответственны за происшедшее — потерю территорий, гибель и пропажу людей. Волей или неволей, по умыслу или по неразумению, но способствовали всему этому.


Я пытался понять: кому сейчас нужно военное положение? При военном положении турок приходит в Шурнух и требует освободить дома. Главная функции государства — защита границ. Где же нарушен конституционный строй – там или 1 марта? Главный лозунг революции — «гордый гражданин». В истории Армении не было такого униженного гражданина. В Москве армяне стесняются ходить в ресторан, чтобы не встретить азербайджанцев. И все началось с данного уголовного дела. Если не поймем этого, останемся в униженном состоянии.


Что касается прокурора, в поведении мужчины для меня самое неприемлемое — истеричность. Если ему что-то не понравилось, мог бы подойти в перерыве, нормально бы поговорили. Что это за поведение? Оно не подобает чиновнику такого калибра. А все потому, что у нас есть истерик номер один», — заявил второй президент.


Бывший генсек ОДКБ Юрий Хачатуров также взял слово, отметив, что за 2,5 года он так и не понял, в чем виноват. Вменяемая ему статья предполагает от 10 до 15 лет лишения свободы, но единственное, что он мог сделать в марте 2008 года – не позволить, чтобы армия вмешалась в происходящие процессы. Ирония, по его словам, состоит в том, что «виновники происшедших страшных событий 27 сентября — 10 ноября 2020 года говорят стороне обвинения, чтобы они посадили нас в тюрьму. «Уважаемые прокуроры, вы пособники предателя», — заключил Хачатуров.


В итоге оба обвинителя к концу заседания резко сбавили тон и выглядели даже несколько смущенными. А судья А. Данибекян, выслушав мнение всех сторон судопроизводства, включая представителей потерпевших, отправилась в совещательную комнату для вынесения решения по ходатайствам адвокатов, которое будет оглашено 22 января. Следующее судебное заседание состоится, как обычно, через неделю.


Лана Мшецян, "Голос Армении"


Источник: “http://www.yerkramas.org/article/178807/isterichka-v-forme-prokurora-u-gevorga-bagdasaryana-sdali-nervy”

TOP