Новые открытия из Aлександрии на Oксе. Раскопки крепости Кампыртепа в Узбекистане

Осенний полевой сезон археологических исследований на городище Кампыртепа, отождествляемом с Александрией Оксианской, основанной великим македонским полководцем и правителем, порадовал узбекских ученых очередными сенсациями.

Об этом рассказывает руководитель Тохаристанской экспедиции, зав. отделом истории искусств Института искусствознания Академии художеств Узбекистана, академик АН РУ, профессор Эдвард РТВЕЛАДЗЕ:

- Наш памятник, привлекающий пристальное внимание зарубежных ученых и любителей древностей, стал местом их паломничества. Так, недавно Кампыртепа посетили Чрезвычайный и Полномочный Посол США в Узбекистане Джон Хербст с семьей, члены узбекско-французской археологической экспедиции на городище Старый Термез, возглавляемой профессором Пьером Леришем, немецкий профессор Дитрих Хуф, японский исследователь Омура-сан, ученые из Великобритании, Чехии и других стран.

Все они высоко оценили результаты наших изысканий, организованных при поддержке Японского агентства международного сотрудничества (JICA), в которых принимают деятельное участие и исследователи из России.

Наряду с этим база нашей археологической экспедиции стала настоящей школой для молодых ученых ташкентских вузов и научно-исследовательских институтов, а также университетов - Гарвардского (США) и Сорбонны (Франция).

Среди наиболее примечательных результатов работ стало выявление самых мощных на побережье Амударьи и в Средней Азии крепостных сооружений и жилых и, возможно, портовых строений, возведенных из сырцовых кирпичей переходного от ахеменидского к эллинскому стандарта, гончарных мастерских, обжигательных керамических и других печей. Здесь обнаружены многометровые культурные слои с материалами, керамическими и другими изделиями постахеменидского, эллинистического и греко-бактрийского времени. Кстати, они обнаружены не только на территории первоначальной крепости, преобразованной уже в то время в цитадель, но и во рву вокруг нее, расположенном в пойме реки города (смытом почти полностью, как и половина арка-цитадели), а также в пригороде и на месте пристани. Эти постройки и слои обживания занимали весьма обширную площадь. Само поселение имело сложную структуру, характерную для античного греческого ролиса, и состояло из верхнего и нижнего города. Конструкции и устройство, строительные приемы и стандарты, мощь и величие его фортификационных сооружений, а также дошедшее до наших дней из глубины веков его греческое название "Пандохеон" ("Гостиница") наглядно подтверждают, что строители крепости воплощали замысел зодчих, следовавших эллинистическим традициям и указаниям либо самого Александра Македонского (329-323 гг.до н.э.), либо наместников, унаследовавших Бактрию в "смутный" период (с 323 по 306 гг.до н.э.), последовавший после его смерти.

Другая вероятная дата его возникновения - период правления в Бактрии Селевка II (306-281 гг. до н.э.) и Антиоха I (281-261 гг. до н.э.). Этим датировкам не противоречат нумизматические и керамические находки, ранние образцы которых представлены значительным количеством целых форм и подобны посуде из эллинистического городища Ай-Ханум (320-300 гг, до н.э., Афганистан). Примечательно, что эти два городища сходны и по своей структуре.

Но самое интересное для науки то, что в этом году мы обнаружили многометровую толщу культурных слоев IV-II вв. до н.э. Самые ранние из них насыщены керамическим материалом, имеющим цилиндро-конические формы, характерные для эпохи Ахеменидов, предшествовавшей эллинизму, а также формами, характерными для последующих периодов, в том числе Селевкидов и Греко-Бактрии. Эти напластования, подтверждающие самые смелые, ранние датировки возникновения поселения, и синхронные им сооружения из застройки восточной части рва вокруг цитадели изучались на обширных площадях как лично мной, так и археологами Алексеем Восковским и кандидатом исторических наук Георгием Никитенко.

Все эти материалы свидетельствуют о том, сколь важное значение придавали эллинские правители охране кратчайшей прямой дороги с севера в столицу своего государства - город Бактры (Балх в совр. Афг.).

Так, крепость Кампыртепа являет собой ярчайший пример укрепленного придорожного портового сооружения с функциями государственной таможни и гостиницы - постоялого двора для караванов, т.е. своеобразной торговой фактории.

Среди материалов, полученных в ходе раскопок на этом памятнике, масса уникальных. Например, круглая дисковидная керамическая печать, первая на территории Бактрии с парфянской надписью, возможно, имеющая месопотамское происхождение (из Хатры /?/, т.е. с территории нынешнего Ирака). На ее лицевой стороне процарапано имя Набан или Набун, сходное с вавилонским Набонид. Оно выполнено парфянским или арамейским письмом. На оборотной - надпись, вероятно, передающая название должности.

Подлинным шедевром античного искусства и резьбы по слоновой кости является стиль для письма (I - II вв.н.э.) с навершием в виде фигуры нагой женщины, возможно, богини-матери (?) или плодородия (?), сидящей на зооморфном троне, оформленном по бокам протомами какого-то животного. Все детали рельефа тщательно проработаны. Черты лица миловидные. Волосы прически парфянского типа: перехвачены диадемой и собраны в узел над головой. Иконография сюжета уникальна и пока не имеет аналогов среди подобных изделий, обнаруженных в Средней Азии, и не характерна для них.

Принял участие в нашей беседе и известный специалист по античной культуре, лингвистике и нумизматике, французский ученый-археолог, академик Поль Бернар, в прежние годы руководивший раскопами узбекско-французской экспедиции на городище Афрасиаб (Самарканд) и французской археологической миссии в Афганистане, находившийся в Ташкенте проездом:

- Кампыртепа является уникальным памятником эпохи античности, который ежегодно радует исследователей новыми открытиями и раритетами мирового значения. Большинство из них не имеют аналогов.

Самым ценным является то, что археологические раскопки здесь проводятся на самом высоком профессиональном уровне, с детальной фиксацией всех материалов по культурным уровням и слоям. Особенно сенсационным является выделение комплекса предметов материальной и художественной культуры, а также построек переходной эпохи - от времени экспансии и правления Александра Македонского до Селевкидов и греко-бактрийских царей. Эти слои и материалы впервые так детально и в таком количестве зафиксированы пока только на этом памятнике. Поэтому данные исследования и публикация их результатов имеют особое значение для мировой науки.

Здесь, впервые для территории Бактрии, обнаружены фрагменты характерных для более южных регионов (Парфии, Маргианы и т.п.) сосудов - варваризированные формы мегарских чаш, оформленных с внешней стороны круглыми полусферическими выступами, процарапанными рисунками, символизирующими колосья или древо жизни, а также абстрактной имитацией виноградных листьев и гроздьев - символов плодородия.

Среди уникальных нумизматических находок - неизвестный ранее тип монеты, возможно, греко-бактрийского царя Гелиокла, с изображением на оборотной стороне либо Зевса с орлом, либо Ганимеда с лебедем, поскольку у птицы очень уж длинная и изогнутая "лебединая" шея. К редкостям относятся и две редчайшие большого диаметра и веса (16 г) бронзовые монеты Евкратида.

В общем, я хотел бы поздравить своих узбекских коллег со столь выдающимися открытиями на поприще археологии, а также своего друга Эдварда Ртвеладзе, обладающего не только энциклопедическим умом, но поистине "золотой лопатой", позволяющей ему находить такие сенсационные памятники материальной и художественной культуры.


Connect with us

TOP